«Процесс формирования графика работы повышает…» Или что такое канцелярит и почему он — зло

0 0

Читаю я истории (и напечатанные, и в электронной форме) и всё чаще вижу, как то, что в художественной литературе всегда порицалось, становится обычным, привычным и почти незаметным. Спросите, что это? Это канцелярит — самая распространенная и самая злокачественная болезнь нашей речи.

Мы сильно не ругаемся, но таким словам и словосочетаниям, как «вышеуказанный», «так называемый», «в связи с тем, что» и им подобным не место в художественных текстах. Все они легко заменяются вполне литературными синонимами. Иногда вместо одного слова вы напишете несколько, но звучать это будет намного лучше. Например, «вышеуказанный» — «тот, о ком я говорил». А иногда вместо нескольких — одно. В том же примере «вышеуказанный» легко заменяется на имя (если оно уже есть по тексту).

Почему это важно? Всё просто: канцеляризмы — это мёртвые слова, не несущие в себе никакой эмоциональной окраски. Просто сравните «я почувствовал ощущение сильного одиночества» и «мне стало очень одиноко». Или «воспоминание это было для меня нежелательным» и «я не хотел это вспоминать». Что сильнее отдаётся в душе?

У канцелярита есть несколько признаков, по которым его легко распознать:
1) вытеснение глагола, то есть движения, действия, причастием, деепричастием, существительным (особенно отглагольным!), а значит — застойность, неподвижность;
2) нагромождение существительных в косвенных падежах, чаще всего длинные цепи существительных в одном и том же падеже — родительном, так что уже нельзя понять, что к чему относится и о чем идет речь;
3) обилие иностранных слов там, где их вполне можно заменить словами русскими;
4) вытеснение активных оборотов пассивными, почти всегда более тяжелыми, громоздкими;
5) тяжелый, путаный строй фразы, невразумительность; несчетные придаточные предложения, вдвойне тяжеловесные и неестественные в разговорной речи;
6) серость, однообразие, стертость, штамп.

Нора Галь пишет про признаки канцелярита: «Убогий, скудный словарь: и автор и герои говорят одним и тем же сухим, казенным языком. Всегда, без всякой причины и нужды, предпочитают длинное слово — короткому, официальное или книжное — разговорному, сложное — простому, штамп — живому образу. Короче говоря, канцелярит — это мертвечина». И она права. Поэтому давайте не будем забывать про глаголы, перестанем считать их чуждыми и неуместными. Они — это живая кровь наших историй и залог их чистоты.

Мой совет всем, кто хочет писать дальше и писать красивым живым слогом: прочитайте книгу Норы Галь «Слово живое и мёртвое», она очень лёгкая и будет понятна каждому.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *